Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
  Войти      Регистрация


«Россия и Бразилия снова будут среди самых успешных инвестиционных рынков в этом году».
Н. Тимберлейк, руководитель HSBC Global Asset Management по фондовым рынкам

01.08.2011

20 лет в бегах //РБК

Российские власти, бизнес и граждане держат в зарубежных активах свыше 1 трлн долларов, в то время как отечественная экономика дряхлеет из-за хронического недостатка инвестиций.

После «буржуазной революции» августа 1991 года прошло уже 20 лет, а в российском обществе так и не укоренилось уважение права частной собственности. Ее не считают неприкасаемой ценностью ни народные массы, ни правящие кланы. Предприниматели де-факто являются лишь пользователями активов на условиях лояльности государственно-чиновничьему аппарату. Поэтому неудивительно, что существенная доля выращиваемого в России капитала отправляется на хранение в чужие закрома – в либеральные юрисдикции вроде Кипра, Нидерландов, Люксембурга. Бизнес и граждане «прописали» там активы на многие сотни миллиардов долларов. Даже части этих денег хватило бы, чтобы обеспечить неплохой рывок в развитии отечественной экономики. К счастью, у России еще есть шанс добиться возвращения капиталов-«эмигрантов» на родину.

Капитальная пробоина

Когда Банк России сообщил о нетто-притоке капитала в страну в размере примерно 3 млрд долларов по итогам июня, экономисты дружно выдохнули: наконец-то! Ведь до этого на протяжении почти года был непрерывный нетто-отток, составивший около 54 млрд долларов. Впрочем, сама по себе эта цифра не так уж страшна, поскольку эквивалентна всего 4% российского ВВП. Бывали времена похуже: в 2008-м отрицательное сальдо операций с капиталом достигло 8% ВВП, а в 1999-м – 11% ВВП, напоминает Иван Чакаров, главный экономист ИК «Ренессанс Капитал». По его словам, разочарование вызывает непосредственно факт нетто-оттока капитала в условиях стремительного роста мировых цен на нефть с конца прошлого лета. По идее тот должен был укрепить веру инвесторов в перспективы нашей страны. Так было в 2006-2007 годах, когда бум на сырьевых рынках спровоцировал нетто-приток в общей сложности почти в 123 млрд долларов! А ведь в то время мы точно так же, как в 2010-м, готовились к выборам. При этом в памяти инвесторов еще свежи были сцены расчленения империи ЮКОСа.

На самом деле скорее 2006 и 2007 годы следует считать исключением из правила. Все 20 лет постсоветской истории Россия страдает от «недержания капитала». В 1990-е «новые русские» вывозили его из страны в страхе перед криминалом и возможной победой на выборах левых сил, которые могли объявить национализацию. А в 2000-е главным источником угрозы частной собственности стали уже «государевы люди», стараниями которых в России построен «неофеодализм», как выражается экономист Владислав Иноземцев.

«Крепостные» – они же предприниматели – вынуждены работать по «серым» схемам со всеми их взятками, распилами да откатами. Из-за этого бизнес неизбежно становится «грязным», а значит, и беззащитным перед посягательствами со стороны контролирующих органов. С целью защиты собственности и вывозится капитал за рубеж.

А крупный частный бизнес делает это еще и потому, что ему все труднее находить применение большим деньгам внутри России: всюду засилье госкомпаний. «Они есть во многих странах, но там существенно ограничено вмешательство чиновников в управление. Западными компаниями с участием государства руководят профессионалы, специально приглашенные из частного сектора для работы в советах директоров. А в России – ставленники госаппарата, «приближенные особы», которые не имеют опыта и квалификации для развития бизнеса. Непрозрачные, неэффективные госкорпорации подавляют рыночную конкуренцию, разрушают бизнес-среду», – подчеркивает председатель наблюдательного совета Ассоциации независимых директоров Александр Иконников. Эксперт приводит такие цифры: если в Европе государственные служащие присутствуют в советах директоров только 25% госкомпаний, то в России – 86%. При этом все мы понимаем колоссальную разницу между «слугами народа» в нашем отечестве и, скажем, в странах Скандинавии.

Расплата за наш византизм – нелегальный вывоз капитала. Например, с помощью продажи товаров зарубежным «дочкам» по нерыночным ценам или перечисления средств за границу по липовым импортным контрактам. Согласно официальным данным (многие эксперты считают, что они сильно занижены), с 1993 года по конец второго квартала 2011-го его объем составил более 400 млрд долларов! Впрочем, надо еще учесть фактор изменения ценности денег во времени, то есть пересчитать эту сумму в сегодняшние доллары. Использовав в качестве ставки дисконтирования среднегодовую доходность 10-летних гособлигаций США в течение указанного срока (так принято у экономистов, когда речь идет о долларовых активах), получаем почти 550 млрд долларов. И это только прямой ущерб, а косвенный намного значительнее. Так, бегство из России российских же капиталов отбивает охоту инвестировать в нее у иностранцев. «Если зарубежный инвестор видит, что наши бизнесмены не вкладывают деньги в развитие, то и он свои средства в Россию направлять не будет. Думаю, что в ближайшие годы нам больше следует рассчитывать на собственные силы и внутренние ресурсы», – рассуждает председатель Национального совета по развитию инвестиционного климата Юрий Войцеховский. По его мнению, Россия вполне могла бы удвоить приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ), и нужно-то для этого только, чтобы порядки у нас были даже не швейцарские или британские, а хотя бы такие, как в других развивающихся странах. У них объем накопленных ПИИ в среднем эквивалентен 36% ВВП, согласно оценкам Всемирного банка на конец 2009 года, а у России – лишь 21% ВВП. Мы накопили всего 252 млрд долларов, а могло бы быть на 180 млрд больше.

Russia Ltd, Russia Inc.

Недобирает Россия у иностранцев и заемного капитала. Ее внешний долг, составлявший на конец 2010-го 489 млрд долларов (вполне умеренные по мировым меркам 33% ВВП), практически целиком покрывается международными резервами (479 млрд долларов). Большинство динамично развивающихся стран не считают нужным держать столько запасов на черный день. Приплюсуем к резервам нашего государства те зарубежные активы, которыми владеют российские предприятия и граждане, – еще почти 700 млрд долларов (эта цифра, разумеется, не учитывает то имущество, которое было приобретено на упомянутые ранее нелегально вывезенные более чем 400 млрд долларов). В абсолютном выражении больше только у Китая. А в процентном отношении этого показателя к ВВП мы значительно опережаем, в частности, и КНР, и Бразилию, и Индию (47% против 22, 15 и 7% соответственно).

Лишь за трудные 2008-2010 годы Россия нарастила внешние активы на 81 млрд долларов – с 1,09 до 1,17 трлн долларов, тогда как объем накопленных ПИИ в нашу страну, напротив, сократился на 85 млрд долларов – с 1,24 до 1,16 трлн долларов. У нас первый показатель превышает второй, а у подавляющего большинства других, более крепких развивающихся стран – наоборот. Огромные вложения за рубежом – это обычно удел богатых государств. У них внутренние рынки насыщены, а основные фонды зачастую избыточны. Вот и льется капитал через край. Легко понять причины экспансии японского бизнеса в страны Юго-Восточной Азии в последние 30-40 лет. Туда он выносил трудо- и материалоемкие производства, за счет чего и обрел поистине глобальное влияние. Примеру Японии сегодня следуют Китай и Южная Корея. А наша страна сама крайне нуждается в инвестициях. Они должны дорасти до 30% ВВП, чтобы Россия смогла модернизировать экономику, заявила министр экономического развития Эльвира Набиуллина. Вместо этого в 2010-м, как и в среднем за 2000-е, был только 21% ВВП (общий объем вложений в основные фонды – 290 млрд долларов, не хватает еще примерно 150 млрд долларов в год). Для справки, КНР и Корея уже несколько десятилетий удерживают данный показатель на уровне 40 и 30% ВВП соответственно.

Подавляющая часть наших активов за рубежом приходится не на реальный бизнес, а на финансовые вложения. Правда, можно найти в этом и повод для оптимизма: капиталы-«эмигранты» не прикованы к долгосрочным проектам, а значит, могут быстро вернуться на родину. Примечательно, что 212 млрд долларов, или 69%, из общего объема накопленных прямых инвестиций из России в другие страны – а по состоянию на начало 2010 года это 307 млрд долларов (согласно данным ЦБ) – обосновались в офшорах: на Багамах, Бермудах, Британских Виргинских островах, Кипре, в Люксембурге и Нидерландах. А на страны СНГ, вместе взятые, остается всего 5,1%, на Германию – 2,4%, США и Великобританию – по 3,4%. При этом и в структуре ПИИ в Россию (всего их накоплено 382 млрд долларов, опять же по подсчетам нашего ЦБ) на перечисленные офшоры приходятся почти те же 70%. Алексей Девятов, главный экономист ФК «УРАЛСИБ», не сомневается: этот факт свидетельствует о том, что «как минимум четверть прямых иностранных инвестиций в Россию – это наши же бывшие деньги».

«Зачастую средства для того и выводятся в так называемые либеральные юрисдикции, чтобы вернуться оттуда в Россию с «иностранным» статусом», – подчеркивает управляющий партнер UFG Wealth Management Оксана Кучура. По оценкам Владислава Иноземцева, сегодня более 70% активов, контролируемых негосударственными компаниями, входящими в топ-30 российских фирм, являются собственностью учредителей из офшоров. «Прописка» в них позволяет не только оптимизировать налогообложение, но и куда эффективнее защищать интересы акционеров.

Биология капитализма

Впрочем, гонять деньги в офшор и обратно, так же как и содержать офшорную компанию, весьма накладно (особенно для умеренно состоятельных россиян). А кроме того, многие не верят, что и таким образом можно избавить бизнес в России от издержек «неофеодализма». Задача в том, чтобы притянуть в страну эту, самую осторожную часть вывезенных капиталов, каковых большинство. «Быстрого решения всех наших проблем и экономического чуда от России, к сожалению, никто уже не ждет. Но мы вполне в состоянии наметить четкую экономическую программу, осознать потребность в инфраструктуре и инвестициях и ежегодно жестко следовать намеченному плану. Инвестиционное сообщество – это высокоинтеллектуальная часть общества, и оно, безусловно, заметит реальные улучшения нашей экономики», – говорит Юрий Войцеховский.

Александр Иконников уверен, что сдвиги в облагораживании деловой среды уже налицо, как и искренние попытки властей сделать ее более цивилизованной. Учрежден институт инвестиционных омбудсменов. Страшное «дело Магнитского» открыто обсуждается и, похоже, осуждается в самом Кремле. В Москве образуется международный финансовый центр, под который затеяны важные реформы корпоративного управления. Президент дал команду убрать чиновников из руководства госкорпораций, заменить их независимыми директорами, и при этом на предстоящие годы запланирована масштабная приватизация принадлежащих государству активов. Вот-вот будут сняты ограничения на обращение акций российских эмитентов за рубежом. Подобные меры создают возможность для корпоративной «тихой революции». Ее поступь легко проследить по растущему числу компаний, размещающих акции среди портфельных инвесторов, в том числе на иностранных площадках.

«Публичную компанию, да еще если среди ее акционеров есть зарубежные инвесторы (особенно пенсионные и страховые фонды), гораздо труднее принуждать к теневому бизнесу. Может подняться много шума. А этого сейчас никто не любит. Как-никак, а установка прекратить «кошмарить» бизнес сверху все-таки прозвучала, – отмечает Александр Иконников. – Со своей стороны, менеджмент по-настоящему публичных компаний, отчитывающийся перед акционерами, имеет меньше возможностей и мотивов использовать «серые» схемы».

Вот когда в России сформируется критическая масса таких публичных корпораций (а их уже немало), вся бизнес-среда будет здоровее. Как много уйдет на это времени – никто не даст ответа. Ясно одно: надо торопиться. Те, кто ковал свои миллионы и миллиарды в лихие 1990-е и стабильные 2000-е, вот-вот передадут дела молодому поколению, которое и воспитывалось, и училось в британиях да швейцариях. Оно не понимает всех этих русских забав вроде «распила», зато поездило по миру и впитало в себя идеи глобальной диверсификации. Да, этим людям не надо объяснять, как некоторым иностранным инвесторам на заре постсоветской эпохи, что по Москве не ходят медведи, а летом не трещат морозы. Однако вкус к ведению бизнеса в нашей стране эти новые «новые русские» вполне могут потерять, если качество блюда ничего не изменит. А тогда Россия навсегда лишится сотен миллиардов долларов.


Возврат к списку


© Национальный Совет по развитию инвестиционного климата, 2011

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p418901/www/investmentclimate.com//0bfd0ed931df1f5a22c8be6f05fe2adf/sape.php' (include_path='.:/usr/local/php54/lib/php') in /home/p418901/www/investmentclimate.com/bitrix/templates/klimat/footer.php on line 46